Осенью 1985 года, 37 лет назад, в советский кинопрокат вышел фильм режиссера Элема Климова «Иди и смотри».

Рассказ режиссера
– Я несколько раз перечитывал книгу “Я из огненного села” – документальные свидетельства о людях, чудом переживших ужасы фашистского геноцида в Беларуси. Многие из них в то время были еще живы, а некоторые истории-воспоминания белорусам удалось запечатлеть на пленку. Я никогда не забуду лицо, глаза одного крестьянина, его тихий, спокойный рассказ о том, как всю их деревню согнали в церковь и перед тем, как сжечь, офицер зондеркоманды предложил: «У кого нет детей, тот вон. ” И не выдержал, вышел, оставив жену и маленьких детей внутри… Пока жгли, например, другую деревню: взрослых всех загнали в сарай, а дети остались. А потом, пьяные, окружили их овчарками и позволили собакам растерзать детей.

Я тогда подумал: а о Хатыни мир не знает!

И я решил снять фильм об этой трагедии. Я прекрасно понимал, что фильм будет трудным. При этом я решил, что интерпретатор центральной роли деревенского мальчика Флеры не будет профессиональным актером, который, погрузившись в сложную роль, сможет защитить себя психологически развитой актерской техникой и мастерством. Я хотел найти простого мальчика лет четырнадцати. Ему приходилось готовиться к тяжелейшим переживаниям, чтобы потом фиксировать их на пленку. И заодно защитить его от стресса (эта система психологической защиты была детально разработана со специалистами), чтобы он после съемок не был отправлен в сумасшедший дом, а вернулся к матери живым и здоровым. К счастью, с Лёшей Кравченко, который в итоге сыграл Флер, а потом стал хорошим актёром, всё обошлось.

Я понимал, что это будет очень жестокий фильм, и почти никто не сможет его посмотреть. Об этом мне рассказал соавтор сценария, белорусский писатель Алесь Адамович. Но он ответил: «Они не должны смотреть. Мы должны оставить это позади. Как знак войны, как призыв к миру».

Работа над картиной началась. Климов снимал много непрофессионалов — стариков, крестьян, помнящих войну. Съемочная группа работала именно в тех местах, где все это происходило во время войны. Позже Климов признавался, что ему ужасно жаль этих людей, которым по собственной воле пришлось пережить этот ужас. Однажды снимали сцену поджога города. Массовку — местных жителей — загнали в сарай. Но желаемого накала эмоций добиться не удалось. И тут один из актеров, игравших немцев, выстрелил в воздух очередью. И тут же, из сарая, послышался такой человеческий вой, что ни один актер не мог имитировать…

Наверное, кого-то смутил фильм “Иди и смотри”, его “шоковая терапия”. Но немцы сказали: «Надо снять такой фильм!» Сам Климов так вспоминал реакцию немецких зрителей: «Однажды на одном из обсуждений фильма встал старый немец и сказал: «Я солдат вермахта. Более того – офицер немецкой армии. Проехал всю Польшу, Беларусь, добрался до Украины. Подтверждаю, что все сказанное в этом фильме правда. И самое страшное и постыдное для меня то, что этот фильм увидят мои дети и внуки».

Автор Евгения Бабаханова

первоисточник

Автор публикации

не в сети 2 недели

Администратор

Комментарии: 0Публикации: 2596Регистрация: 13-09-2022
Авторизация
*
*